Александр Русин. Главный вопрос нынешней России – о смене власти. Все остальное – во-вторых

9

Сегодня в политических дискуссиях обсуждается множество различных вопросов внутренней и внешней политики России – пенсии, налоги, Курилы, Сирия, отношения с США, расширение НАТО, китайская угроза…

Периодически возобновляются обсуждения Украины, Крыма, Донбасса, минских соглашений.

Все эти и многие другие вопросы по-своему актуальны и важны.

Но какой-то вопрос должен быть, наверное, самым важным, принципиальным и значительным.

И такой вопрос действительно есть. Это вопрос о том, как долго еще Россия будет жить при нынешней власти, когда эта власть сменится, как это будет происходить и что будет потом.

Все остальное вторично.

Политика Кремля при его нынешних обитателях давно и хорошо понятна – как и то, что она стала окончательной после 2014 года и теперь уже не изменится. Если события 2014 года не подвигли Кремль на отказ от сырьевой экономики, от интеграции России в мировую систему в качестве сырьевого придатка – рассчитывать на смену этой стратегии без смены власти не приходится.

Выбирая между интересами народа и своими собственными, правящая верхушка выбрала свои. Впрочем этот выбор был сделан давно, еще в 1991 году – и с тех пор только подтверждался.

Об этом выборе открытым текстом объявили в свое время Гайдар и Чубайс – сказав, что развитая промышленность России не нужна, потому что всё необходимое можно купить на выручку от продажи нефти и газа. А народ, пострадавший от рыночных реформ, просто «не вписался в рынок».

Повышение пенсионного возраста, закрытие школ и больниц – всё это делается из той же рыночной логики. И при нынешней власти все так и будет, потому что в этом основа ее политики, ее стратегия.

Но большая часть населения в построенный после 1991 года рынок не впишется никогда. Потому что это сырьевой рынок, а значит, большинство будет для него чем-то лишним, этаким довеском к территории с природными ресурсами.

90% населения современной России для сырьевой экономики и политики интеграции в мировую экономическую систему на правах сырьевого придатка – просто лишние.

Поэтому пока в России не сменится власть – не портрет президента, а именно власть, целиком, принципиально, качественно – политика не изменится.

Пока не будет снята причина – бороться со следствиями практически бесполезно, они будут постоянно воспроизводиться.

 

При этом надо понимать, что свое возмущение происходящим, обсуждая минские соглашения или сирийскую кампанию, Курилы или пенсионную реформу – мы будем высказывать только друг другу. Потому что властям плевать на наше возмущение с высокой останкинской колокольни устами Киселева Соловьева и прочих придворных журналистов.

Какие бы ни сочинялись петиции – повышение пенсионного возраста никто уже не отменит, равно как и введение новых налогов.

И если власть не сменится еще лет десять – она наверняка введет и верхнюю границу пенсионного возраста, посчитав, что жить на пенсии дольше 10 лет непозволительно много.

Потом введут налог на сбор ягод и грибов, на цветочные горшки (вдруг в них лук на продажу выращивают). Потом налог на выдыхаемый углекислый газ в рамках борьбы с парниковым эффектом и налог на падающий в окна солнечный свет, потому что это тепловая энергия, которая подходит под определение природных энергоресурсов.

Конечно, я утрирую, но общий смысл кремлевской политики именно таков – максимально обложить народ налогами и сборами.

Отношения с США тоже не изменятся и будут заключаться в постоянных пикировках с попытками выторговать для себя более выгодные условия существования, вывернуться из-под старых санкций или хотя бы избежать новых.

Что до угрозы интервенции или китайского вторжения – при нынешних обитателях Кремля это просто не имеет смысла. Потому что Россия и так поставляет всем свои необратимые ресурсы, получая за них доллары и евро, которые тратит на покупку китайских товаров, помогая тем Китаю поддерживать высокие объемы производства.

При этом часть валютной выручки от торговли сырьем Кремль отдает обратно США через механизм покупки облигаций, осуществляя тем самым своеобразный кэшбэк.

Нынешняя экономическая политика Кремля настолько выгодна для США, Европы и Китая, что никакой интервенции просто не требуется – интервенция выйдет намного дороже.

Поэтому, повторяю, есть только один по-настоящему важный вопрос, который заслуживает всеобщего обсуждения – когда и как сменится эта наша власть, какой будет новая власть и какую стратегию выберет она.

Все остальное – частности, обсуждение которых имеет смысл только в плане главного вопроса.

 

Если кто-то думает, что он может убедить Путина или Госдуму изменить решения по пенсионной реформе, налогам или тем более по внешней политике – это проявление крайней наивности.

И хотя демократы уверены, что могут сменить власть, если дружно проголосуют на очередных выборах – это тоже проявление крайней наивности. Потому что за прошедшие 27 лет им этого ни разу не удалось. Более того, в последнее время от демократических партий ни в Думе, ни в регионах не осталось практически ничего. ЛДПР и СР, разумеется, не в счет.

Сменить власть на выборах, организованных самой властью, да еще и в условиях, когда все телеканалы принадлежат государству и аффилированным с властью корпорациям (в основном Газпрому) – это утопия.

Поэтому мы не можем сменить власть в явном виде.

Но мы можем попытаться понять, от чего это зависит, как меняется власть, когда и почему это может случиться.

И это понимание даст нам ответы на все остальные вопросы.

От сроков смены власти зависит, как далеко зайдет упадок социальной сферы, сколько еще будет введено налогов и пенсионных ограничений, много ли еще будет закрыто школ и больниц, останутся ли в составе России Курилы и Калининград и многое другое.

От сроков смены власти зависит, как глубоко Россия погрузится в сырьевую воронку и достигнет ли дна, на котором ее ждет 10-кратное сокращение населения и сырьевой феодализм с расчленением на Московию и несколько других республик украинского типа.

Разобравшись со сроками и механизмом смены власти, можно будет понять, когда и на какие решения новой власти можно рассчитывать по всем остальным вопросам – налоговым, пенсионным, экономическим, территориальным, внешнеполитическим, военным и прочим.

Будущее всей России зависит от того, когда и как сменится власть, какой будет новая власть и какую стратегию она изберет. И это намного важнее, чем политика нынешних обитателей Кремля. Ведь они скорее сбегут, чем изменят свою стратегию, потому что их политика зашла слишком далеко, они всё поставили на свою сырьевую стратегию и ни на что другое просто не способны.

Важно то, когда погружение России на дно сырьевой воронки закончится и начнется подъем! А это целиком зависит от того, когда и на что именно сменится нынешняя власть.

Но если большинство предпочитает обсуждать сам процесс погружения – вместо вопроса, когда это погружение прекратится и можно ли его хоть как-то остановить… Тогда нам придется испить эту сырьевую чашу до самого-самого дна.

Будем плеваться, обсуждать друг с другом этот ужасный вкус, возмущаться, но упорно пить…

Комментарии закрыты.