Ольга Туханина. Как патриоты победили русофобку. А тех, кто грабит их – не победили

9

Галина Панина, работник международной компании LEROY MERLIN, после футбольной победы России над Испанией включилась в общий для наших западников-либералов тренд. Очередное мол у граждан России «победобесие», а сами-то на радостях жгут людей. Вот и некую девушку в Переделкине сожгли. А кто не верит – тот ватка.

Пользователи соцсетей сразу включились в веселый флэшмоб, и Галина Панина, которая сначала грозила недоброжелателям всякими карами, быстро, что называется, «слилась». Потом принесла извинения. Потом её компания принесла извинения. Потом, говорят, ее уволили.

И пользователи соцсетей стали праздновать свою победу над Паниной ещё хлеще, чем победу России над Испанией. Показали русофобам их место.

Так вот у нас работает гражданское общество. Чуть что – сразу всяких русофобов гонит метлой.

Было бы хорошо. Наверное. Если бы не определенные обстоятельства. Их три.

Во-первых, само гражданское общество. Это – западное понятие. Поскольку на Западе сегодня царит неолиберализм, там государство считается чем-то паскудным. Государства должно быть как можно меньше. А кто же будет брать его функции на себя? Гражданское общество. Там и волонтёры, которые могут всё – вылечить, потушить пожары, избавить от последствий наводнения. Там и защитники прав и свобод всяких меньшинств.

Отлично.

Как раз поэтому гражданского общества я боюсь. Пылкого такого, страстного. Что либерального, что патриотического.

Вы можете договориться с бандитами. Откупиться от них. Можете договориться с бюрократией. Когда вас начинает жрать закон, можете нанять адвоката.

И только гражданское общество не знает пощады. Стихия. Тем страшнее, чем более она человеческая. Пожрёт вас и косточек не оставит.

Тут каждый должен думать: а что будет, если я, такой румяный и хороший, не понравлюсь своему же гражданскому обществу? Сегодня я бегу в общей стае и кого-то там жру вместе со всеми, а завтра эта самая стая будет жрать меня за то, что где-то споткнулся.

Каждый при этом думает: такого со мной не произойдёт. Я же образцовый член. Я всегда по ветру. Колеблюсь с линией.

Думать так – глупость. Примерных нет. Ты пошутил, вякнул, а линия уже ушла. Да просто косо взглянул на того, кто сегодня в вожаках.

Никто не идеален.

Именно поэтому право на насилие мы отдаём государству. Скучным чиновникам. Именно поэтому у нас есть законы. В том числе и те, которые не писаны.

 

Однако с гражданским обществом – всё выборочно. Нет никакого закона. Нет общего правила. Вот этого можно сожрать – он ослабел и отбился от своей стаи. А вот того – нет. Хотя он и упитан. Высоко несёт свои рога. Но он в стае. К нему не подойти. Стая рядом, забодают.

Законы не общества людей, но джунглей.

Хорошо, у нас есть люди, которые ненавидят окружающих, свою страну, своих соседей. Желают нам всем погибели. Презирают нас.

Их разгуляли. Дали им площадки, дали волю. И с этим надо что-то делать. Потому что общество не может так существовать. Не может позволить плевать себе в лицо. Надо искать выход.

Но выход ли – бегать с гиканьем за сотрудницей Леруа?

У нас и без того были стаи. Другие, либеральные. Не так давно гнали журналистку КП Ульяну Скойбеду. Тоже требовали увольнения. Она написала в газете то, что не понравилось всяким либеральным Гозманам. С таким же гиканьем либеральная кодла гналась за ней. Но «Комсомолка» оказалась крепкой, не уволила Ульяну.

Зато чуть раньше уволили из РИА «Новости» Николая Троицкого, который в социальной сети позволил себе пару нелестных слов о геях. Какой-то преподаватель непочтительно высказался о покойном Немцове – вылетел с места пробкой.

Это было отвратительно, потому что злодействовали их шпионы. Но когда в дело вступили наши разведчики – совсем другое дело. Мы живём в мире двойных стандартов, чего стесняться.

Госпожа из Леруа не сказала ничего такого, чего бы не говорили на радиостанции «Эхо Москвы», с экранов федеральных каналов. У нас ведь свобода слова. У нас можно оскорблять русский народ на всю страну. Можно плевать в могилы наших предков. У нас позволено всё.

Но не всем. Журналистам «Эха», гостям студий Первого канала или «России» – пожалуйста. Но не сотруднице Леруа.

Мелкие сошки должны помалкивать. Ну а чего вы хотели? Общество сословное. Что дозволено Юпитерам, не дозволено быкам. Заколют сразу.

Что научились отлично делать, так это объяснять, почему сословия – это правильно. Почему поганец Амнуэль на Первом – это хорошо, а такая же поганка в Леруа – мерзость.

Венедиктов в Кремле и премьер Медведев на «Дожде» – это насущное требование современности. Это такая политика, не нам нос туда совать. А вот скандальная баба в пивной лавке – это наш уровень. Трави её, братцы! Но разве не найдут в пивняк другую? Да завтра же.

 

Во-вторых, нам сразу же объяснили, чем происходящее отличается от Украины. Ничего общего.

Украина четыре года служит нам отрицательным примером. Разве мы можем поступать подобно украинские нацикам? Травить кого-то, гнобить. Лишать работы за мнение. Нет, конечно.

Они – патриоты какой-то паршивой Украины. А мы – патриоты России. Где тут даже отдаленное сходство?

Они не только травят, но и бьют стёкла, и могут в рожу дать. А мы только травим. У нас есть власть. Если мы пойдём бить стёкла, нас задержат. Ну, есть у нас НОД, который безнаказанно обливает зеленкой неприятных граждан, как и на Украине. Однако это исключение. Мы не такие.

У них травят за георгиевскую ленту. А мы эту ленту уважаем. Можем того, что ее не уважает, даже лишить работы. А на Украине всё иначе: там увольняют того, у кого георгиевская лента. Что схожего?

Так что не надо нам подбрасывать. Мы совсем не украинцы. Ну, наш лидер, правда, говорит, что мы – один народ. Но он лукавит. Он так часто делает. Скажет, допустим, что не будет пенсионный возраст повышать, а потом на встречу с Трампом. Не надо его много слушать. Мы с украинцами разные. Они гнобят хороших людей, а мы – плохих. В этом вся суть.

 

В-третьих, надо отринуть, наконец, теории заговора.

Часто у нас ещё судачат, что пенсионная реформа служит отвлечением от повышения НДС. А повышение НДС отвлекает нас от пенсионной реформы. Но это чушь.

Правительство внесло закон о повышении пенсионного возраста в Думу ровно в день открытия ЧМ по футболу – но это просто так совпало. Никаких политтехнологий.

Нам бросили на съедение дурочку Панину, потому что она русофобка. У нас в России всегда так поступают с русофобами. А не потому что это отвлекает о чего-то более важного.

Глупо же считать, что когда у тебя из кармана вытаскивают миллион, ты должен впадать в ступор. Нет, дай по уху дать хоть кому, хоть соседу, хоть русофобке Паниной.

Дал по уху – и легче стало. Можно в шестьдесят три года, сидя на работе, вспоминать об этом и улыбаться. Эх, хорошо мы ей тогда отвесили! И на душе тепло, и на работе веселее.

Так с улыбкой в гроб и положат…

Нет, я сама всегда говорила, что русофобию надо наказывать деньгами. Не ходить на концерты Макаревича, не покупать книги Улицкой. Требовать от Минкульта, чтобы не выделял средства на спектакли вроде порнобалета «Нуреев». Это наше законное право. Более того, это право не просто «наше общее», а право каждого из нас.

Можно, наверное, бойкотировать Леруа Мерлен. Можно не класть деньги в банк «Точка», оскандалившийся своими антироссийскими собеседованиями.

Но нельзя не видеть очевидного. Галина Панина по своим воззрениям ничуть не отличается от Татьяны Голиковой. И от Эльвиры Набиуллиной.

Вас уже звезда ТВ Дмитрий Киселев называет ленивым охлосом. Но ему можно. Слово «ватка» он пока не говорил. Но, положа руку на сердце, если и скажет, вы его оправдаете. Ему-то можно. Он-то – свой.

Либералы с «Эха» ничем не отличаются от либералов в правительстве. Но вам с экранов в голову вдалбливают грань.

Пожалуйста. Ваше право думать и поступать так, как вы думаете и поступаете. Свобода воли же. Все взрослые, разумные люди.

Но потом не спрашивайте, почему у нас майдана никакого не было, а живём как на Украине.

Да потому.

Комментарии закрыты.