Плевок с высокой новостройки. Как жители Твериц взбунтовались против гигантского микрорайона

0 21

Жители Твериц попытались отстоять свой район. Снова

Сегодня в Ярославле за Волгой устроили народный сход, где обсуждали судьбу района. Сход был против застройки Твериц 18-этажными высотками. Проект, действительно впечатляющий и дикий для усадебной части Завожского района, уже давно в центре скандала.

Против высотной стройки жители Твериц, у которых здесь частные дома, и градозащитники, переживающие, что такая махина испортит вид из центра города. Страсти кипят, проект всё время меняется — пересматривается количество этажей. Жители Твериц надеются отстоять свое право жить в малоэтажном районе. Портал 76.ru посмотрел, есть ли почва у этой надежды.

Народный сход

Народный сход устроили около 82-го дома на улице Маяковского — как раз там, где, будто в насмешку над собравшимися, среди частных домов достраивается четрёхэтажка.

Даже четыре этажа уже закрывают солнце

— Мы уже от неё страдаем! — хмурится одна из пришедших женщин.

— Страдаете?

— Да! Вон какая высокая, солнце закрывает!

Эта четырехэтажка будет казаться малявкой, когда чуть поодаль вырастет новый район. Даже если случится чудо, и жители Твериц добьются снижения высотности.

Заволжане в чудо, кажется, верят — все сто человек, пришедшие на сход. Властям только не очень доверяют. Хотя на встречу пришли зам мэра Вячеслав Гаврилов и глава района Андрей Мамонтов.

— Вы сами-то за или против строительства высоток в Тверицах? — спрашиваю Гаврилова. Он и сам живёт в Заволжском районе.

— Вам ответ от меня нужен как от человека или как от должностного лица?

Чиновников выслушали. И бумагу со своим "против" подписали

Как человек Гаврилов мне ответил, но как должностное лицо — не под запись. Тем более, что лицо попросили выступить перед собравшимися. Гаврилова тут же обступила толпа. Вячеслав Гаврилов нёс собравшимся простую мысль — не может власть обмануть застройщика, с которым много лет назад уже обо всем договорились. И обманутых дольщиков, которым предназначаются квартиры в будущем районе, обмануть снова тоже не может.

— Здорово придумали! За наш счёт! — забубнили в толпе. — Мы этих дольщиков не обманывали, почему нам за это расплачиваться?

Должностное лицо держало лицо. Вячеслав Гаврилов убеждал: откатить всё назад уже никак невозможно. Но говорить о снижении этажности — это да, тут есть варианты. Сам застройщик предлагает снизить этажность с космических 18 этажей до девяти. Это в два раза меньше начального план. Правда, в девять раз выше всех домиков в Тверицах.

— До четырёх давайте! — потребовали заволжане.

— У нас есть определенные обязательства, — Гаврилов терпеливо отвечал каждому.

— Вы сначала мост постройте, а потом дома тут новые! — крикнули справа.

— Строительство третьего моста — это часть проекта Карабулинской развязки. Я уж не буду сравнивать это с Крымским мостом, но проект финансово очень ёмкий. Тут нужны федеральные средства, — ответил Гаврилов.

Глава района молчал. Вера в чудо стала потихонечку таять. Рядом с собравшимися в мартовском снегу играли с псом и ковыряли сугроб лопаткой карапузы. Совершенно не понимая ещё, какая социальная катастрофа их ждет.

— Ведь у нас в плане преступности тут тишь да благодать. А настроят высоток — всё! Начнётся, — уверена Светлана Краузольд, организатор схода и председатель координационной группы, выступающей против высотной застройки.

— Почему? Бандитами, думаете, заселят эти дома?

— Уж не знаю, почему. А только так и манит в этим многоэтажки всяких личностей…. Может, плотность заселения влияет…

— И в огороды наши пойдут! Да! Увидят, чего у кого выросло — и пойдут, — я было подумала, что мужчина, внимательно слушавший наш разговор, пошутил. Но он сказал вполне серьёзно.

Инициативная группа, конечно, говорила ещё и о том, как высотный квартал испортит внешний вид города. Но те, кто стоял с краю толпы, переживали — жильцы новостроек непременно будут курить на балконах. А окурки щелчком отправлять вниз, прямо на деревянные частные дома.

— Тут ведь брось окурок — и полыхнёт, — переживают.

Жители Твериц согласны максимум на четыре этажа. Хотя, кажется, полыхающий окурок одинаково приземлится на чужую кровлю — хоть с девятого этажа, хоть с четвёртого. 

Против застройки Твериц жители Заволжского района уже собирались на публичных слушаниях. Тогда им и пообещали, что проект пересмотрят.

Надежда умирает последней

— А лучше бы вообще ничего не строили. Только стадион! — голос девушки, предложившей альтернативный вариант, потонул в общем гуле. Уже обсуждали  пробки, в которых, если здесь поселяться ещё три тысячи человек, стоять всем намертво; обман мэра, который обещал снизить этажность да «дал заднюю и будто ничего не говорил», затопленные подвалы домов, которые при новой стройке останутся сырыми; и дороги, которые вообще-то давно уже пора отремонтировать. Сзади, за толпой, поднялся плакат «Нет многоэтажкам!». Позже его, смятый, скомканный, держал в руке полицейский.

— 18 этажей — это унижение нас как жителей, — заявила Светлана Краузольд.

— Да! Они нас со временем вообще выдавят, — подержали её из толпы. — А мэр-то? Мэр что говорит?

— Мэру будем докладывать в понедельник, — ответил Гаврилов.

Инициативная группа снова попросила городские власти не торопиться с подписанием и согласованием этажности будущего района. И пошла собирать подписи. По рукам пошли белые бумажки. Большими буквами шариковой ручкой было выведено «Против застройки Твериц». Каждый вписывал себя и ставил подпись.

Около ста человек подписали обращение к властям

— Мы это всё соберём, всё передадим! — заверила Светлана Краузольд.

— Надеетесь отстоять Тверицы?

— Надежда умирает последней. Я верю. Иначе бы ничего этого не организовывала.

— А, может, в администрацию президента написать? — маленькая новая надежда родилась где-то сбоку, озвученная крупным мужчиной.

Он передал подписанный лист женщине в платке. Та добросовестно подписала.

— Думаете, выгорит дело-то? — спросила я её.

— Вряд ли.

Мы с ней оглянулись. Вокруг высились новые дома — четырёхэтажный рядом, высотка — через дорогу.

— Сейчас нам наобещают, а потом построят все равно, сколько захотят, — вздохнул кто-то рядом.

— Ага, — подхватили. — Там штраф-то за превышение этажности — всего тысяч пятьсот. Это ж копейки для застройщика…

Народ начал разбиваться на кучки. Кто-то обступил Светлану Краузольд, кому-то Вячеслав Гаврилов рассказывал о качестве будущей застройки. Малыш с лопаткой плюхнулся в лужу. Люди начали расходиться. Светлана Краузольд вдруг опомнилась:

— Не расходимся! Давайте ещё обсудим важный вопрос!

Но люди уже двинули по домам.

— Эх, про мусор-то не поговорили… — Светлана махнула рукой.

Мы обменялись телефонами, и потом она позвонила мне — повторила, что надеется. Верит.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.